Новости СМИ2

Russia Beyond

58 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vlad Иванов
    Злобно РУСОФОБСКИЙ ДУЭТИльф и Петров: са...
  • Traveller
    А чьих автор будет, коль у него "после оккупации города", когда речь идёт о Калининграде?50 самых живописн...
  • александр пасечник
    ...без ЕБНа как то и не того...Редкие фото совет...

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона

Айгуль Ахметшина рассказала Russia Beyond, как на заре многообещающей карьеры потеряла голос, но не отчаялась и теперь поет на одной из самых престижных сцен мира.

Обладательница редкого по тембру голоса, колоратурного меццо-сопрано, Айгуль Ахметшина - самая юная участница молодежной программы Королевского оперного театра «Ковент-Гарден». Ей предрекают карьеру звезды мировой оперы и называют «новой Анной Нетребко». Сейчас уроженка небольшой деревни в Башкирии Айгуль выступает на крупнейших оперных площадках по всему миру - Deutsche Oper в Берлине, в Королевской опере в Мадриде, в оперных театрах Италии и Израиля. Айгуль рассказала Russia Beyond, что не перестает удивляться воспитанности британцев, борется с двумя врагами при изучении иностранных языков и находит покой в лондонских парках.

«Как это не будешь петь? Даже не думай!»

Я начала профессионально заниматься академическим вокалом с шести лет. В нашей семье у всех от природы академические голоса, но сложилась династия не певцов, а полицейских. Однако моя мама всегда говорила: «Ты должна исполнить мою мечту». В 12 лет мы с концертами выезжали в Италию, я пела национальные башкирские песни и классические арии.

Даже умудрилась исполнить Чайковского «Я ли в поле да не травушка была…» и «Испанскую песню» Делиба.

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона
Опера «Травиата» / Андрей Успенский

А Башкирии я закончила Уфимское училище искусств, но не стала поступать в консерваторию, а продолжила заниматься со своим педагогом Наилей Юсуповой. У меня тогда начал меняться голос, и я решила остаться. Каждый день ходила на занятия. Даже профессор Миланской консерватории им. Джузеппе Верди маэстро Дельфо Меникуччи советовал мне не менять педагога. «Ты идешь в правильном направлении, туда и двигайся», – сказал он. Тем же летом произошла серьезная авария, и я потеряла голос. Все, что было наработано, пропало. Все мои верхние ноты были поджаты. Я отчаялась, даже решила, что не буду больше петь, пойду работать в полицию по стопам родителей. Но мой педагог возмутилась: «Как это не будешь петь? Даже не думай!» Если бы не она, я бы наверно, и не попала в Лондон.

Baby в «Ковент-Гарден»

На Международном оперном конкурсе New Opera World меня заметил председатель жюри Дэвид Гоуланд и пригласил на второй тур прослушиваний в Лондон, в молодежную программу Королевского оперного театра «Ковент-Гарден».

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона
«Трагедия Кармен» / Саймон Джонс

У меня небогатая семья, но помогли спонсоры и я, не зная языка, поехала. Когда летела туда, был панический страх: я одна, никто не встречает, надо как-то добраться из аэропорта…Но все мои опасения рассеялись, когда я познакомилась с певцами театра. Всего было 365 человек. Из них выбирали пять певцов. Я уже начала думать, что совершила безумный поступок…Но в итоге я попала туда. Мне сказали, что я одна из самых молодых певцов, кого берут, и даже называли «baby». И я поняла, что это мой дом на ближайшие два года.

«Корочки» - это не главное

В театре можно самому составлять расписание, брать занятия по вокалу, иностранным языкам, сценическому движению, актерскому мастерству. При этом никто не «давит» на нас, чтобы мы выбирали определенные коучинги. К примеру, я и сама знаю, что нужно учить языки, чтобы я могла работать над репертуаром, найти общий язык с пианистом и т.д. Мне кажется, здесь более неформальное общение между директорами и артистами, чем в России. Мы учимся у них, они учатся у нас. Они следят, в каком состоянии наш голос, проверяют: может, нужны выходные?

Мне кажется, здесь меньше внимания уделяется твоим сертификатам, это не difference maker. Более значимо желание работать и совершенствоваться и качество твоего исполнения. Кроме того, в России у певцов нет практики в театре. Я думаю, исполнителям было бы полезно ходить на репетиции, чтобы на практике знакомиться с миром театра. В Британии сценическому мастерству учатся и пианисты, и дирижеры. 

Надоело бояться!

Я быстро освоилась благодаря помощи координаторов. Надо было выживать! Чтобы понимать все, что происходит в репетиционной комнате, пришлось быстро учить язык. Хотя в работе мы используем много универсальных терминов, например, из итальянского, которые понимает любой музыкант и артист, без английского никуда. Сначала я боялась общаться, всегда был страх: а вдруг сядет телефон, как тогда переводить?

Когда у меня спрашивали: How are you? What’s up? How do you do? — хотя это был один и тот же вопрос, я паниковала. У меня в голове бегала маленькая Айгуль из стороны в сторону с криками «Help!». Но в какой-то момент мне надоело бояться! До сих пор кажется, что все еще не знаю этот язык. Однако я поняла важную вещь: у каждого свое время для обучения и нельзя его «подгонять» под общепринятые нормы. Все индивидуально. Важно перебороть два главных врага на пути изучения языка – это страх и лень.  

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона
«Итальянка в Алжире» / Андрей Успенский

Родной язык остается моим любимым, но у каждого есть своя изюминка. К примеру, итальянский, как мне кажется, - самый комфортный для пения язык. В ближайшее время хочу еще взяться за французский и испанский.

Дом там, где мои люди

Я привязалась к театру, ведь это мой первый профессиональный театр, я никогда здесь не буду гостем. В июле закончится контракт, все участники программы отправятся в «вольное плавание», но один из больших бонусов – мы можем продолжать брать коучинговые занятия.

Сейчас я чувствую себя в Лондоне как дома. Для меня дом там, где мои люди. Здесь же я нашла «свои» места. Например, Seven Sisters White Cliffs с атмосферой тишины и покоя, парк Гринвич с обсерваторией, из которой открывается непривычный вид на город. Люблю Лондон за его парки, они везде и в каждом можно побыть наедине с собой, за то, что город разный: и современный, и старый одновременно, почти все здания не похожи друг на друга.

Как девочка из башкирской деревни покорила сцену Королевского театра Лондона
«Кармен» / Андрей Успенский

Конечно, мне не хватает родных. Моя семья и сейчас живет в деревне. Они не видели меня на сцене европейских театров: по долгу службы они не могут выезжать за границу. Мне не хватает моего педагога, на наших занятиях всегда была особая атмосфера, но я люблю возвращаться в родной колледж. Ведь я пробыла там 6 лет, это место моих главных побед и разочарований. Когда я прилечу в Уфу в мае, хочу прийти в колледж первым делом.

Искусство объединяет

Я не могу говорить о различиях наций, потому что мы делаем акцент скорее на том, что искусство должно объединять. Артисты театра приехали из разных стран, и международная команда часто позволяет делать проекты вне географических рамок. Из чисто британских черт меня поразила одна – вежливость. Сначала меня удивляло: зачем они каждый раз спрашивают, как дела в лифте? А искренне ли они улыбаются, когда я захожу в театр? Но потом я поняла: так правильно. Мы часто забываем о банальном уважении, которое проявляется в жестах и паре слов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх